Новые книги о природе и её уроках

Вы сейчас просматриваете Новые книги о природе и её уроках
  • Рубрика записи:Список книг / Статьи
  • Время чтения:2 минут чтения

Список прекрасных книг о природе, дающий возможность читателю узнать новое о поразительном разнообразии окружающего мира.

Сусана Монсо «Опоссум Шредингера»

Сусана Монсо «Опоссум Шредингера»

Испанский автор Сусана Монсо работает на стыке когнитивной психологии, этологии (исследования поведения животных) и аналитической философии. По главной специальности она именно философ и как философ смотрит на главные вопросы природы. В «Опоссуме Шредингера» это вопрос смерти. Знают ли животные, что такое смерть? Понимают ли различие живого и неживого? Чувствуют ли скорбь утраты и, наоборот, желание убивать? Ответ Монсо на все эти вопросы: безусловно, да. Просто чтобы понять здесь животных, надо отрешиться от антропоцентристского взгляда. Помогают в этом муравьи, слоны, касатки, жабы, собаки, конечно же, шимпанзе, а также заглавный опоссум, умеющий притворяться мертвым в момент опасности, то есть знающий, как фальсифицировать смерть, а следовательно, знающий, что это собственно такое. Вполне в соответствии с предметом, книга эта довольно меланхоличная, но местами и веселая; философские разыскания перемежаются в ней с научными анекдотами. Вывод: животные на деле знают смерть лучше, чем огородившиеся культурой люди, они постоянно живут в ее присутствии, и нам, может быть, есть чему у них поучиться.

Джонатан Блэкомб «Супермухи»

Джонатан Блэкомб «Супермухи»

Книга этолога и экоактивиста Джонатана Блэкомба — настоящий панегирик мухам. Создания эти чуть ли не самые ненавистные для человека среди живых существ. Мухи вызывают органическое отвращение, уступая в этом разве что тараканам, и, считает Блэкомб, совершенно зря. Двукрылые — удивительные насекомые, сложные, часто чрезвычайно красивые, нередко опасные, но и очень полезные для человека. Без мух не было бы сыра, современной криминалистики (детективы вычисляют время убийства по поведению насекомых на трупе), а также, разумеется, генетики. Блэкомб путешествует по миру двукрылых — от банальных мух и комаров до всевозможных ктырей и зеленушек, рассказывает об их сексуальных привычках, пищевых предпочтениях, социальных навыках, а также удивительной способности к приспособлению. Он называет мух «любимцами Бога» и «оппортунистами эволюции»: ни один другой вид не умеет выживать в настолько разнообразных условиях — от льдов Антарктиды до раковых усиков. В общем, эта книга показывает: любить можно самые неожиданные вещи.

Робин Уолл Киммерер «Жизнь в пограничном слое»

Как и «Супермухи», эта книга — об организмах, значение и красоту которых мы недооцениваем, но жанр здесь немного другой. Работа Блэкомба — типичный научпоп, «Жизнь в пограничном слое» отклоняется в сторону лирического автофикшена, местами почти поэзии. У Робин Уолл Киммерер — двойная идентичность: она ботаник и одновременно активист коренных народов США. Ее исследования построены на совмещении техник западной академической науки и методов чувственного и духовного познания природы, унаследованных от предков (Киммерер из семьи индейцев потавотами). Так возникает синтетическое экологическое мышление. Конечно, здесь есть легкий дух нью-эйджа, но в своем лучшем изводе. Мхи для этого подхода идеальный объект — почти незаметные, обитающие на границах стихий (земли, воды, воздуха) организмы. Мхи как бы создают орнамент вещей, но при пристальном взгляде он оборачивается насыщенной, почти волшебной жизнью. Киммерер замечает: мы обычно видим во мху фон для более интересных феноменов, но «мох — не фоновая музыка, а переплетенные темы бетховенского квартета».

Владимир Паевский «Пернатые многоженцы»

Орнитолог Владимир Паевский еще с 1960-х занимается демографией птиц. Его популярная книга — краткий экскурс в романтические, семейные и сексуальные отношения пернатых. Сюжеты здесь легко угадать: брачные церемонии — токование глухарей и битвы гусей, моногамные и полигамные способы сожительства, нежность и жестокость в отношениях разнообразных турухтанов и чернозобиков, воспитание потомства и так далее. Касается Паевский и разного рода эксцентрики, вроде проституции у колибри. Книга эта написана предельно просто, почти безыскусно. Специфическое очарование ей придают стихи автора, которыми он иллюстрирует собственные тезисы. Например, такие: «Как издевательски мудра природа — / Все эти птички, бабочки, поля! / Ведь все вокруг для продолженья рода, / Для новой жизни, вечной, как Земля. // Все на продажу: гребни, шпоры, пенье, / Присоски, запах, цвет и бахрома, / И половые органы растений   (В быту — цветы), и их же аромат. // И все кругом — под знаком копуляций, / От битвы тигров до разлета спор, / И нет заминок в росте популяций, / Коль эффективен половой отбор».

Джонатан Слат «Совы во льдах»

Книга американского биолога Джонатана Слата — нечто вроде научного травелога на манер, скажем, произведений Эрнеста Сетона-Томпсона. Завязка сюжета: молодой орнитолог ищет, какой бы темой ему заняться, и выбирает себе в герои рыбного филина — одного из самых больших совиных в мире (Слат трогательно называет его «летающим медвежонком»). Проблема в том, что рыбный филин — животное довольно неуловимое. Ученый отправляется на поиски птицы в российское Приморье и углубляется все дальше в леса и льды. Его книга — рассказ о путешествиях по дикому холодному краю, включающий в себя ужасы от погоды, удивление местным обычаям и прочие обязательные компоненты жанра. О самом филине здесь тоже достаточно, хотя рассказ о нем идет в несколько импрессионистической манере: Слат слушает токования, восхищается архитектурой гнезд и с замирающим сердцем ждет, когда же увидит саму птицу. Помимо научного и приключенческого сюжетов в книге есть политическая составляющая: попытки Слата активизировать заботу местных властей о птицах, находящихся под угрозой вымирания. Урок здесь такой: мы часто наносим урон прекрасным существам, которых даже не видим, а если бы встретили — век бы не забыли.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/6312435

Добавить комментарий